Мытищи. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 18 сентября

ясно+15 °C

Онлайн трансляция

Достояние Подмосковья. Дмитрий Кедрин и его фрески

03 февр. 2017 г., 14:00

Просмотры: 336


Завтра исполняется 110 лет со дня рождения замечательного русского поэта Дмитрия Борисовича Кедрина, значительная часть не слишком долгой жизни Поэта была связана в Подмосковьем, с Черкизовом, с Мытищами.

О Кедрине много написано, его продолжают издавать, не только как автора русской истории, закреплённой в стихах, но и как признанного мастера поэтического слова, из наследия которого черпали для своих нужд многие автора, как именитые, так и не слишком. Большой свод стихов, посвящённых Кедрину, создан поэтами-кедринцами Мытищинского литературного объединения, которое носит его имя. К этому «венку» приложили руку и маститые авторы.

В канун юбилея «Родники» получили письмо от пансионерки Галины Беловой.  Памятник поэту в сквере напротив Центральной городской библиотеке, напоминает Галина Александровна, был открыт в 2007 году. «В 1974 году на утреннике в детском саду 7-летняя воспитанница с блеском читала наизусть «Зодчих», произведя неизгладимое впечатление на слушателей», пишет Белова. Помнит она и о том, как «в конце XX века газета «Советская Россия» поместила подборку стихотворений, посвящённых трагическим события осени 1941 года». И среди них – кедринское «16 октября».

Стоял октябрь, а всем казалось март.

Шёл снег и таял, и валил сначала.

Как ворожея над колодой карт,

История загадочно молчала…

История не смолчит – призовёт поэта в Действующую армию, куда – при своей близорукости – он смог попасть только по блату, заслужив в декабре 1943 года медаль «За боевые заслуги». По практике военных лет, представленный к ордену «Красной Звезды», он был награждён «с понижением». Интересно, что в наградном листе он был назван «видным советским поэтом»…

Приводит Белова и несколько строк, посвящённых Кедрину другими авторами. Всеволод Рождественский: «Как же порою томлюсь я и сетую, / Что не менялся с ним словом живым, / Слушая песню его недопетую, / Слитую братски с дыханьем моим…» Мытищинская поэтесса Антонина Майорова: «Бездонен, учитель, твой чистый родник. / Ты смотришь живой - со страниц наших книг…»

Добавил бы я здесь и отличную работу поэта-кедринца Николая Болотина – альбом песен «Английский бриг», сочинённых на стихи Кедрина, которые в новом качестве и воспринимаются по-новому. Я даже сначала не поверил, что заглавная песня диска – стихи Келрина!

Поныне здравствующий Евгений Евтушенко в антологии «Десять веков русской поэзии» утверждал, что практически все поэты-шестидесятники воссоздавали прошлое России по стихотворным фрескам Кедрина». «Без его «Зодчих» не могло быть ни «Мастеров» Андрея Вознесенского, ни «Андрея Рублева» Андрея Тарковского. Кедрин признавался, что он предпочитает точности внешней точность внутреннюю…»

Это не совсем так, поскольку в «Зодчих» Иван Грозный – вопреки исторической правде! - казнит мастеров именно так, как казнил своих «подданных» Сталин. Это – перенос современной поэту реальности в прошлое и к тому же – намёк для тех, кто способен его понять. Только вот «способных понять» было достаточно и в сталинской охранке.

У Андрея Вознесенского на «том самом» храме – семь куполов, но вообще-то Василий Блаженный был возведён с 25 куполами, а в наше время их всего десять. «Семь» - как святое число? Нет, это слово проще ложится в ритмическую ударную строфику, избранную автором.

Сам Евтушенко признаётся, что скопировал описание смерти Атиллы из кедринской «Свадьбы (1933 – 1940 г.) в художественный фильм «Похороны Сталина». Причём здесь «воссоздание»? Да, поэт способен быть «пророком наоборот», воссоздавая непрекрашенную летописцами историю, но в его стихах всегда есть черты настоящего. Только фиксируя настоящее, поэты и писатели «останавливают мгновение». Прошлое – искажено, зачастую – специально, будущее – в тумане. И в «Пирамиде» (1940 г.) Кедрин пишет не столько о фараоне Сезострисе, а о своих современниках, о строителях магниток, каналов и рудников, «…безвестных зодчих, / Трудолюбивых, / Словно муравьи».

Говоря о Кедрине, нельзя не вспомнить его жену Людмилу Ивановну, которой мы обязаны тем, что творчество Поэта получило всенародное признание. Уже в 1947 году ей удалось в буквальном смысле слова пробить «Избранное» Кедрина. Именно она составила том «Избранных произведений» мужа для знаменитой Большой серии Библиотеки поэта.

Людмила Ивановна часто приезжала в Мытищи на занятия литобъединения, дарила нам книги. У меня, например, хранится подписанное ею отдельное издание «Зодчих» - с «фресками».

Значительный вклад в историографию Кедрина внесла и его дочь Светлана Дмитриевна, хорошо известная мытищинцам по её выступлениям в ДК «Яуза» и в Центральной городской библиотеке.

На её книгу «Жить вопреки всему. Тайна рождения и тайна смерти поэта Дмитрия Кедрина» (1996 г.) ссылаются многие, пишущие о Поэте.

«История, поэзия – это было то, что всегда спасало отца, давало ощущение жизни, победу над смертью, определённую степень свободы…» Вот зачем нужна была Кедрину история – обеспечить себе хотя бы немного свободы!

В прошлом году Светлана Дмитриевна издала свои дневники и записные книжки в книге «Ты промелькнула, юность» - название взято из стихотворения отца 1938 года.

В книге рассказывается не только о семье, на её страницах возникают Александр Твардовский, напечатавший неопубликованные стихи Кедрина в «Новом мире» в 1955 году, и сватавшийся к Светлане Борис Слуцкий.  

Юбилей Дмитрий Кедрина завтра отметят в Мытищинском историко-художественном музее, где размещена посвящённая Поэту экспозиция, и в названной его именем Центральной городской библиотеке.

Владимир ИЛЬИЦКИЙ

Фото Вячеслава НЕСТЕРОВА: награждение Лауреатов Кедринской премии «Зодчий» в декабре 2016 года

Ильицкий Владимир Соломонович, Нестеров Вячеслав Михайлович