Мытищи. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 20 сентября

ясно+14 °C

Онлайн трансляция

Владимир Ильицкий. По обе стороны медали

18 мая 2015 г., 7:11

Просмотры: 139


Майская встреча в медиа-клубе Мытищинского информагентства была посвящена выходу в свет новой книги стихов Владимира Ильицкого «От Перловки до Берлина». В названии автор процитировал надпись, которую сделал его отец на стене Рейхстага – «Дошёл от Перловки до Берлина. Сержант Ильицкий».

Идею сборника автор сформулировал как «избранная военизированная лирика». Почему военизированная? Это был один из первых вопросов, заданных Владимиру Ильицкому коллегами-журналистами на встрече в медиа-клубе…

Журналиста Мытищинского информагентства, поэта и писателя Владимира Ильицкого за глаза, а подчас и в его присутствии называют танкистом. Он не только не обижается, а почитает это за комплимент.

Профессионально состоявшиеся люди никогда не открещиваются от первой специальности: это ценный жизненный опыт, особенно для человека пишущего. Погоны Владимир Соломонович носил целых 11 лет, сначала в Московском СМУ, потом курсантом Самаркандского высшего танкового командного училища, плюс годы войсковой службы.

Жаркий разноязыкий Самарканд присутствует в сборнике наряду с родной Перловкой, Волгой и Эльбой, Критом и Нилом. Ильицкий известен не только как автор военизированной лирики, но и как неутомимый путешественник. Маршруты странствий обрастают образами и рифмами, и в итоге получается некий удивительный мир с собственной географией.

И, пожалуй, с собственной нелинейной исторической канвой, поскольку Александр Македонский свободно соседствует в одной строфе с солдатами Великой Отечественной, а Гомер – с Ванькой-взводным, стихоплётом.

На вопрос, «кто такой этот Ванька-взводный?», Ильицкий слегка смутившись (что с ним случается редко – профессия не позволяет) ответил: «Ну, я, конечно…»

«И стихи, и материалы для газеты я начал писать ещё в училище, так что в журналистике я работаю дольше всего! – констатировал Владимир Соломонович. – Приходилось работать и в НИИ, и на заводе, но пишущим я был всегда. Являюсь членом литературного объединения имени Кедрина – страшно подумать – уже 35 лет!

Где публиковались мои стихи? В газетах, в журналах - например, в «Дружбе народов», в коллективных сборниках, и – сегодня мы держим в руках мой третий авторский сборник. Первый – «Курсанты, мальчики, танкисты…» вышел в издательстве «Молодая гвардия» в 1987 году, за него я был удостоен литературной премии имени Николая Островского.

Затем в 2000 году был сборник «Последний из аргонавтов» - это своеобразное путешествие назад по шкале времени, ретроспективный взгляд на 90-е годы, которые нынче принято называть лихими.

В третьем сборнике, вышедшем накануне 70-летия Победы, многие стихи посвящены памяти моего отца, Соломона Борисовича Ильицкого и его друзей по 516-му Отдельному огнемётному танковому Лодзинскому Краснознамённому полку. Так я и написал в посвящении.

Остаётся добавить – кавалеру Ордена Красной Звезды, участнику парада Победы в Берлине, знатоку и тонкому ценителю русской поэзии… Лучше прочитайте книгу, вы увидите его моими глазами…»

Потомственный танкист Владимир Ильицкий и в русскую поэзию «ворвался на танке», как сказал о нём участник Великой Отечественной войны поэт Вадим Попов. Самого себя автор презентует с изрядной долей юмора:

Поэт всегда атеистичен.

Диктует бог ему? Отстаньте!

Он сам ничем не ограничен,

Особенно - когда на танке.

А про две стороны медали – это из программного стихотворения, которое начинается с битвы древних греков с персами при Гранике и заканчивается Афганом. А в середине, как в эпицентре истории – про Великую Отечественную: «Было – казалось, казалось – было. Две стороны отцовской медали…»

Становится понятным необычный термин «военизированная лирика» - то есть, если верить толковым словарям «организованная так, как принято в армии, у военных». О какой бы исторической эпохе мы ни говорили, анализируя прошлое или пытаясь заглянуть в будущее, опыт народной священной войны всегда будет присутствовать. В разном ракурсе, в разном формате, в кадре или за кадром, но игнорировать его поэт не может – если он действительно поэт.

Ильицкий пишет о прошлом, далёком и не очень. Пишет и на злобу дня, переплавляя в строки свежие впечатления от тревожных новостных сюжетов. Он неоднозначен в своих оценках и симпатиях, тем и интересен!

Не народный трибун, а рупор эпохи, а живой человек, надёлённый фантастически мощным запасом мальчишеского задора, любопытства и жизнелюбия – хватило бы как минимум на троих! Это качество проявляется не только в поэзии, но в повседневной журналистской работе:

Среди служебных мечешься заданий.

Пусть не бездарен принуждённый труд…

Не самых ярких жаль воспоминаний:

Их не опишешь – и с тобой умрут!

Ждём следующего сборника. Тем более, что Владимир Соломонович уже придумал для него название. Какое – пока секрет!

Анна ГОРБАЧЁВА

Фото Вячеслава НЕСТЕРОВА