Яндекс.Погода

вторник, 28 сентября

ясно+3 °C

Евгения Дымова «Один город – одна судьба»: наш чудесный доктор Тигран Мхитарьян

17 июня 2018 г., 16:35

Просмотры: 935


Моя мама через всю жизнь пронесла память, стоявшую комом в горле – память о суровой осени 41-го, когда враг подступил совсем близко к Москве. Сама я была совсем маленькой, мало что запомнила, а мама не любила об этом рассказывать. А я не очень-то и расспрашивала, о чём сейчас сильно жалею. И всё же отрывки из её воспоминаний сложились, как в калейдоскопе, в цельную картину…

С фронтов шли тревожные сводки, немцы подходили к Москве, над городом нависла зловещая, тревожная атмосфера. Многие мытищинцы стали спешно эвакуироваться, по Ярославке шли грузовики с оборудованием, поскольку некоторые предприятия тоже покидали город.

А в это время в Мытищинской районной больнице от тяжёлой болезни умирала девочка, совсем ещё крошка. Мать не отходила от неё, вглядываясь по ночам в безжизненное личико и надеясь на чудо. В палату вошёл врач: «Идите домой, - обратился он к матери, - ей вы всё равно уже ничем не поможете. Придёте утром, заберёте…» - и, не договорив, быстро вышел. Мать зарыдала, но, собравшись с силами, поцеловала дочь на прощание, побежала домой. Там её ждал шестилетний сын. По дороге её терзали тяжкие мысли: как сообщить мужу о том, что не уберегла любимую дочку, названную в честь бабушки, его рано ушедшей матери? Ему и без того трудно на фронте.

С рассветом она уже была в больнице. Подошла к палате и …не смогла заставить себя открыть дверь. Опустилась на стоявший рядом стул и горько заплакала. «Это что тут за поток?» - услышала она чей-то добродушный звонкий голос. Мать подняла глаза, перед ней стоял невысокий молодой врач и участливо смотрел на неё. «У меня дочь умерла,» - всхлипнула она. Узнав имя девочки, её собеседник отчего-то улыбнулся и повёл плачущую женщину за собой в палату. «Ну вот, а вы говорили, что умерла! А мы её ночью прооперировали, так что будет жить!»

Не веря себе, смотрела мать на порозовевшее личико своей доченьки, на глазёнки- чёрные бусинки, блеснувшие радостью узнавания. Жива! Жива!!! Мать опустилась перед врачом на колени и стала целовать ему руки, золотые руки, спасшие её малышку.

Так в мою спасённую в ту ночь жизнь вошёл удивительный человек в белом халате, талантливейший врач Тигран Арамович Мхитарьян. Много лет спустя я узнала историю своего спасения, когда выросла, стала журналистом и пришла брать у него интервью. К тому времени на его счету были уже сотни и сотни спасённых жизней, но эту необычную операцию, сделанную в первую военную осень, Тигран Арамович хорошо запомнил. Тогда он был молод, любил и умел рисковать, браться за невыполнимые, на первый взгляд задачи и побеждать саму смерть. Во время ночного дежурства Мхитарьян сделал операцию, на которую не решились его более опытные коллеги.

Риска в его профессиональной карьере хватило бы на несколько жизней: на фронте врачу-отоларингологу пришлось делать очень много непрофильных операций, спасая жизнь бойцам. Служа в медико-санитарных частях, Тигран Мхитарьян стал майором, военврачом 2 ранга и начальником эвакогоспиталя на базе санатория «Подлипки». Награждён орденами Красной звезды и Отечественной войны II степени. Но самой большая награда ждала его впереди – признание и благодарность людей за создание в Мытищинском районе отоларингологической службы, за редкое умение лечить не болезнь, а больного, за светлый ум, золотые руки и самоотверженный труд.

У заслуженного врача России Тиграна Мхитарьяна не было выходных и даже отпусков. Он возглавил ЛОР-отделение в нашей больнице, лечил взрослых и детей, оперировал, консультировал, разрабатывал свои методики и делился опытом с молодыми коллегами. Слава о чудесном докторе вышла далеко за пределы Мытищинского района, на приём к нему приезжали из столицы и из других городов Подмосковья. А встречая меня, Тигран Арамович всегда улыбался и спрашивал: Ну, как дела, умирашка?»

У него было большое сердце, которое он отдавал людям. Звучит красиво, но в медицинской терминологии большое, увеличенное в размерах  сердце – это, по сути, тревожный симптом. И однажды большое сердце чудесного доктора действительно не выдержало. Тигран Арамович умер в первый рабочий день 1976 года. На своём рабочем месте, где, наверное, и положено уходить из жизни людям, беззаветно преданным своему делу. Провожал своего доктора чуть ли не весь город, а могила его стала одним из первых почётных захоронений на недавно открытом Волковском кладбище. До сих пор у этого памятника всегда лежат свежие цветы.

Я никогда не забуду этого человека. О осени и о чуде, которое он сотворил в ту первую военную осень, мне напоминает небольшой шрамик на шее. Он остался у меня на всю жизнь после уникальной операции, сделанной отважным молодым врачом.

Горбачева Анна Геннадьевна

Обсудить тему

Введите символы с картинки*