Яндекс.Погода

понедельник, 17 мая

ясно+28 °C

Мытищи: история и судьбы. Без права выезда. Часть 2.

11 нояб. 2018 г., 16:55

Просмотры: 226


30 октября отмечается как день памяти жертв политических репрессий. Под каток сталинских репрессий попали сотни тысяч людей самых разных национальностей. С 1935 по 1947 год в отдалённые необжитые районы Севера и Дальнего Востока были высланы целые этнические народности: корейцы, немцы, балкары, ингуши, калмыки, греки, чеченцы и другие народы.

Продолжение, начало здесь.

ИСПЫТАНИЕ

В Омутинске семья прожила недолго, вскоре их отправили ещё дальше на север, в Сургутский район. Сначала везли на поезде, а потом пароходом по Оби. Увезли Базыровых за Ханты-Мансийск, от Сургута 150 километров. Дорог в тех местах не было, сообщение только по воде. Привезли сначала в Цитомино – большой посёлок, где был сельский совет. А оттуда ещё дальше – в Кошниковский колхоз. Основным видом деятельности колхоза было рыболовство. Несколько рыболовецких артелей неводами ловили рыбу, которой в тех местах было огромное количество: и осетр, и язь, и другие ценные виды. При ловле рыбаки брали только крупную рыбу, а мелкую, до 18 сантиметров длиной, отпускали обратно в реку. Рыбу добывали и отправляли на переработку в Цитомино, где находились плашкоут со льдом и рыбозавод. Рыба для калмыков стала новой основной едой. В степях, где они жили, не было рек. Поэтому люди не знали даже, как её следует готовить. Первое время они варили рыбу целиком, не вычищая потрохов. Потом уже научились и чистить её, и варить, и солить, и вялить, и парить.

Жизнь в спецпосёлке была неимоверно трудной и беспросветной. Тесные бараки, отсутствие товаров в магазинах, лекарств и денег. Спецпоселенцы вынуждены были трудиться на самых низкооплачиваемых работах. Практически не было медицинского обслуживания.

Старшие дети – дочь Мацак, которой уже исполнилось 13 лет, и сын Георгий, которому было 10 лет, поступили в рыболовецкую артель на подсобную работу, чтобы помогать семье. Те, кто работал в артели, имели возможность приносить домой рыбу. Семья перестала голодать хронически.

На Севере семья прожила 13 лет. Отец занимался скотом. Мать работала по дому и на огороде: сажали 20 соток картошки и её надо было вовремя обработать.

Там, в Кошниково, Цебик пошёл в школу, хотя ему ещё не исполнилось 7 лет: он родился 7 ноября, а в 6 лет в школу не брали. Мальчик сильно плакал, просился в школу, и отец пошёл к учительнице уговаривать, чтобы Цебика взяли в первый класс. Учился мальчик хорошо, и там, в Кошниково, он окончил четыре класса.

Чтобы Цебик мог учиться дальше, семья переехала в соседний посёлок Зарям, где была 7-летняя школа. После выпускного класса Цебик стремился продолжить учёбу, но калмыки не имели права выезжать за пределы района без разрешения комендатуры. Каждые две недели они должны были ехать в Цитомино отмечаться в комендатуре. Выехать за пределы района практически было нереально. Однако прецедент такой случился: старшего брата Цебика председатель колхоза Курочкин, увидев, как тот хорошо работает, послал учиться в Астрахань на моториста. Было удивительно, но комендатура дала разрешение на выезд на учёбу с последующим возвратом назад. Видимо, это произошло потому, что в колхоз стала поступать новая техника, но не хватало людей, способных её освоить. Брат выучился на моториста и стал работать на мотоботе, где процесс ловли рыбы был автоматизирован.

Галина Дениско, заместитель председателя Мытищинского общества жертв политических репрессий

Обсудить тему

Введите символы с картинки*