Яндекс.Погода

четверг, 22 апреля

облачно с прояснениями+10 °C

Мытищи: история и судьбы. Без права выезда. Часть 3

18 нояб. 2018 г., 13:23

Просмотры: 464


Цебик хотел учиться дальше. Но куда ехать? И как ехать? Кто его отпустит? И тут помог случай. Однажды в Цитомино на здании конторы Рыбкоопа  он увидел объявление о том, что идёт набор в кооперативный техникум - учиться на товароведа. Он не знал ни что такое кооперация, ни что такое товаровед, но решил ехать учиться. Правда, у него были некоторые проблемы с письменным русским языком, но говорить по-русски он уже научился. И он написал заявление, что хочет ехать поступать учиться в Тюменский кооперативный техникум потребительской кооперации. С этим заявлением  надо было ехать в комендатуру в районный центр Сургут,  Комендатура Сургута должна была сделать запрос в область, и оттуда уже  приходило разрешение на то, чтобы выехать. И Цебик, тринадцатилетний мальчик,  сам поехал  в комендатуру. Никто его не сопровождал. Транспорта до Сургута не было, только раза два в месяц ходил почтовый катер или  иногда пароход. Ему повезло: он сел на пароход, приехал в Сургут, пришёл в комендатуру и объяснил, что хочет учиться дальше. Принявший его молодой человек в форме сделал запрос в область и велел ждать ответа. Каждый день Цебик  бегал в комендатуру, пока, наконец, пришёл положительный ответ, и ему разрешили выезд.

Когда он, радостный, вернулся домой, вся калмыцкая колония радовалась за него, все помогали ему собираться. В старенький  деревянный чемоданчик положили нехитрые пожитки: скромное бельишко да кусок вяленой осетрины. Пока добрался  до Тюмени, от осетрины всё бельишко провоняло и пожелтело.

Стоял июль. Река к этому времени уже обмелела. На стареньком колёсном пароходике с попутчиками доплыли до Тобольска, а оттуда уже на бортовой машине поехали через переправу к Тюмени. И надо же было такому случиться, что, когда уже подъезжали к берегу, машина упала в воду, и все чемоданы оказались в воде. Вытащили с трудом, как-то выжали, подсушили. Поехали дальше. Приехали в Тюмень. Цебика поразил большой город, вокзал, дома, автобусы. Спросил, как доехать до кооперативного техникума, сел в автобус — всё непривычно для маленького мальчика.  Какой-то военный посочувствовал, помог вытащить маленькому ребёнку из автобуса чемодан и довёл его до техникума.

Пришёл Цебик в приёмную комиссию, подал документы. Там смотрят: маленький, внешность не русская, фамилия необычная, и  приняли его за представителя малых народов Севера, для которых в то время были большие привилегии. Документы у него приняли, накормили  и отправили  сразу в общежитие. Это был обыкновенный деревянный дом, но там стояли железные кровати, матрацы, чистое постельное бельё — то, чего он не видел никогда в жизни! Сейчас, улыбаясь, он рассказывает: «У меня мысль мелькнула: в рай я попал, что ли? Такая красота кругом! А было это летом, студенты уже все разъехались, и в общежитие поселили  заочников. Время идёт, я живу в этом раю, документы проверяют и обнаруживают, что я не из коренных народов севера. Отправили меня из общежития в частный сектор, жить на квартире. Поселился я там и стал сдавать экзамены. И через каждые две недели тайком ходил в комендатуру отмечаться. Скрывал от всех, что я ссыльный. Все годы, что учился, скрывал и всё тайком  в комендатуру бегал .  И вот стал сдавать экзамены. А я очень боялся русского языка. Простые слова ещё умел писать, а сложные не знал. И, слава Богу, на тройку написал диктант. Ну, а остальные экзамены хорошо сдал, и  меня зачислили в техникум на специальность «товаровед». Учился я хорошо,  и окончил техникум с отличием, с красным дипломом».

И снова стал Цебик думать, что делать. Возвращаться назад, на Север?   Хотелось учиться дальше. По совету преподавателей он решил поступать учиться в только  открывшийся в Новосибирске  кооперативный институт. Подал документы на поступление и поехал домой.

Когда вернулся домой и стал рассказывать, что хочет учиться дальше, мать, простая бесхитростная женщина, сказала: «Вот из нашего посёлка парень  поехал, три месяца проучился и сейчас он  уже главный в артели. А ты три года учился и ещё собираешься учиться?». Но старшие брат с сестрой были рады, что Цебик стремится продолжить учёбу. Отца к тому времени  уже не было в живых, он умер от тяжёлой жизни в 52-ом году. Цебик вспоминает: «Отец в своей жизни ничего хорошего не знал, одну тяжёлую работу. В калмыцкой колонии он был старшим и пользовался уважением земляков. Очень любил чай с молоком. Хотя и чай тот был изо всего: обожжённой кожуры картошки, туда же травы разные добавляли, ягоду..».

А потом пришёл вызов из института. И опять ему прищлось унизительно просить разрешения  на выезд, переживать и долго ждать. И опять собирали его в дальнюю дорогу всем миром. А у него был диплом с отличием, и  его приняли в институт без экзаменов. Конечно, стипендии не хватало, приходилось подрабатывать разгрузкой вагонов. Но уже  через год ему доверили работу в радиорубке, и он стал получать  зарплату — 90 рублей в месяц. Это были огромные деньги!                 

Закончил он  институт в 1960-ом году и поехал  работать на родину,  в Калмыкию. К тому времени, в 1957-ом году, калмыкам, наконец, разрешили выезд на родину. Многие  уехали в родные места - гнала их туда тоска по полынной степи и бескрайним просторам. Молодого  специалиста Цебика Бадмаевича Базырова  направили работать товароведом на оптово — торговую базу. Но проработал он там меньше года -  его пригласили заведовать отделом  райпотребсоюза в Юстинский район.  Работа  нравилась Базырову. Он ездил по району и видел, что на складах  скопилось огромное количество невостребованных товаров. Пылились и гнили рулоны габардинов, драпов и других дорогих тканей, меховые изделия, хрусталь  и другие товары.  Они не продавались, потому что простые люди не имели возможности их купить, так как  все были  бедны. Базыров стал думать, как можно эти товары реализовать, и предложил их уценять. Он  разработал методику уценки, подготовил нормативные материалы, и его предложение начало работать. Он  лично ездил по магазинам, смотрел, как идёт уценка товаров и как продаются товары. Система заработала, люди начали раскупать товары, которые раньше были им недоступны. Это  новшество  очень быстро стало распространяться и по другим регионам.

Базырову нравилась его работа, ему хотелось  пополнять свои знания в этой области, и он решил поступать в аспирантуру. Аспирантура по его специальности была только в Московском институте кооперации, который располагался в Мытищах, и он отправил туда свои документы. Документы рассмотрели, но, по правилам, для поступления в аспирантуру требовалось представить реферат. В то время Базырова интересовал вопрос о введении системы самообслуживания в магазинах. Он стал внедрять эту систему в  магазинах райпотребсоюза. Систему стали отрабатывать на первых семи магазинах, и она пошла, люди эту систему приняли и начали привыкать. На основе этого опыта Ц.Б. Базыров написал реферат и представил его в институт. Так он  был принят в аспирантуру и через три года успешно защитил кандидатскую диссертацию.

После защиты он преподавал в Кооперативном институте и занимался научно — исследовательской работой во ВНИИ потребительской кооперации. Дважды он выезжал в длительные командировки в Монголию, был главным специалистом по разработке  целевой комплексной программы развития сельского хозяйства Монгольской Народной Республики.  За годы его работы при его непосредственном участии были выполнены более 20 исследований и научных разработок, а за   работу в Монголии он был награждён знаком «Отличник торговли Монгольской Народной Республики».

Когда в 1957-ом году калмыкам разрешено было выезжать, родные Цебика Бадмаевича вернулись на родину в Калмыкию. Брат Георгий  позднее работал директором райпромкомбината в посёлке Яшкуль, а сестра Мацак — мастером-швеёй в селе Чильгир. Но жизнь в изгнании в условиях несвободы без права выезда оставила у всех них в душе глубокие незаживающие раны.

Галина Дениско,  заместитель председателя Мытищинского общества жертв политических репрессий                                          

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое