Яндекс.Погода

среда, 28 октября

малооблачно+5 °C

Совет старейшин информагентства Мытищ: история газеты – судьба журналиста Евгении Дымовой

24 сент. 2018 г., 17:35

Просмотры: 284


Медианеделя Московской области в Мытищах ознаменовалась не только обширной молодёжной программой, но и стартом новой рубрики на местном радио и в газете. Мы назвали её «Совет старейшин» - есть в мытищинском журналистском сообществе такая…то ли негласная организация, то ли просто прослойка? Люди постарше помнят, что прослойкой общества именовали интеллигенцию, которая на статус класса, вроде бы, не тянула, но при этом играла в жизни страны архиважную роль. Принадлежность к совету старейшин мытищинской журналистики не определяется датой рождения, речь идёт скорее о возрасте в профессии, о неразрывной связи индивидуальной линии судьбы с историей и культурой родного города. Когда такой человек делится воспоминаниями, то рассказывает не только о себе, он рассказывает нам – о нас, никогда при этом не повторяясь! В золотом списке мытищинского медиафонда немало славных имён. В первых строках списка, причём не только в алфавитном порядке – Евгения Дымова, которая стала первым почётным гостем новой рубрики. За 4 десятилетия в журналистике её гражданская позиция и острое перо не раз влияли на историю города и судьбы сограждан.

- 1961 год – год, когда полетел Гагарин и когда я пришла в профессию. Самой не верится – неужели я такая древняя? Начало 60-х, удивительное, можно сказать, легендарное время, мне 21 год, и я только что отучилась в техникуме на корректора: в это время в очередной раз менялось название нашей газеты. Была «Мытищинская правда», стал «За коммунизм». Пришла устраиваться на вакансию корректора – сделав глубокий вдох, открываю дверь в кабинет главного редактора. Сидит такой старичок-боровичок Сербиченко, чуть ли не в Гражданскую воевал.

«Я ваш корректор» - говорю, от такой наглости он, кажется, стал ещё меньше ростом. Рассказываю, что закончила техникум на отлично. «Что ж, вперёд, пробуйте! Вот вам гранки…» Современному газетчику даже представить трудно, что это такое. Высокая печать, литеры Гуттенберга! Увесистая такая штука. Заголовки набирали вручную. В своё время мне довелось и на линотипе поработать – это вообще казнь египетская. А корректору текст нужно было исправить целиком и полностью — включая, например, ошибки в наборе шрифта, а не одну только стилистику с орфографией. В общем, приходила в 9 утра и уходила в 9 вечера.

Встречая в тексте фразу вроде «коровы вошли в состав нового коровника» я, как отличница корректорского отделения, не в состоянии была оставить сие в первозданном виде. Начала править стилистику, чем навлекла на себя гнев нового главного редактора Черничкина. Сначала он грозно распушал усы и повышал на меня голос, а потом ему это даже понравилось! Большинство тогдашних главредов не были профессиональными журналистами – прекрасные организаторы, но отнюдь не знатоки тонкостей русского языка. В отличие от нынешнего руководителя информагентства: я прекрасно помню, как Лилия Павловна впервые переступила порог редакции. Принесла заметку о том, как отдыхала в «Артеке» - было ей тогда 14 лет, и она уже выбрала будущую профессию, а точнее, дело жизни. Знала, что будет поступать на факультет журналистики МГУ.

Жизнь журналиста в 60-х была наполнена разнообразными впечатлениями и требовала хорошей физической формы. Например, корреспондент сельхозотдела с раннего утра облачался в резиновые сапоги и уходил в поля. Собирать сводки о надоях коров, об урожаях кормов. Бывали, конечно, и на нашей улице праздники – например, незабываемый репортаж о сборе ягод в совхозе имени Тимирязева. Когда нам выставили корыто отборной клубники и тазик со сметаной, после чего мы не то что написать что-то, сдвинуться с места не могли! Ещё один эпизод запомнился, тоже связанный с сельским хозяйством. Будучи корректором, подтрунивала над авторами, а потом сама в репортаже про внедрение машинной дойки выдала такой перл: «Коровы, как люди: одни предпочитают машинную дойку, другие ручную…» То-то тогдашнего корректора порадовала!

Удивительная у нас профессия. Журналистика каким-то волшебным образом преображает память: я помню лица всех людей, с которыми мне довелось работать, помню их голоса, их смех. Смеялись много – молодость! Много шутили, подчас жестоко, но никто не обижался. Однажды на 1 апреля даже опубликовали некролог на одного из журналистов. На Пашу Мелёхина – между прочим, известный поэт, член Союза писателей.  Учился на одном курсе с Глебом Горбовским и Николаем Рубцовым. В мытищинской районке во все времена было много талантливых и разносторонних людей. Так вот, после этой милой шуточки Паша ходил по редакции и сочинял на ходу:

- Всю жизнь работая в газете

Пришёл я к мысли таковой,

Что если можно жить на свете,

То только жизнью…трудовой!

Наверное, правы те, кто советует добавить к моим воспоминаниям специальную главу, посвящённую мытищинской районной газете. И рассказать о коллегах, среди которых было столько ярких, интересных людей: честное слово они достойны того, чтобы вспомнить о них не только в медианеделю или в День печати.

Горбачева Анна Геннадьевна