Мытищи. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 23 сентября

небольшой дождь+10 °C

Онлайн трансляция

Ушел из жизни легендарный генерал-лейтенант Борис Феофанов

25 июля 2017 г., 12:20

Просмотры: 974


Мария Бердюкова

24 июля 2017 года ушёл из жизни Почётный гражданин Мытищинского района, генерал-лейтенант, участник Великой Отечественной войны, многие годы возглавлявший Мытищинскую районную общественную организацию «Ветеран».

Борис Алексеевич награждён орденами Отечественной войны I (дважды) и II степени, Красной Звезды, «За службу Родине» III степени, Трудового Красного Знамени, Дружбы, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией» и другими наградами. Всего их 56.

Во время каждой из состоявшихся встреч с журналистами, а они проходили в преддверии тех или иных битв, сражений, он всегда начинал свой рассказ о расстановке сил и средств, политической обстановке, людских потерях, внимании к тем, кто выжил и практически никогда не рассказывал о себе. Однако в одном из интервью, записанном Татьяной Федотовой к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, он поделился своей историей и видении ужасов войны, испытанных на себе. Предлагаем сегодня, вместо стандартных фраз из биографии, вновь перечитать этот материал.


Во время начала Великой Отечественной войны Борис Алексеевич жил с отцом и матерью во Владимирской области, в городе Вязники, это время стало самым ярким воспоминанием о тех днях.

- Я только закончил восьмой класс. Каникулы, солнце, мы с друзьями гоняем самодельный мяч – шапку, набитую тряпками. И вдруг сообщение, которое ошеломило всех. Это даже не паника, а скорее недоумение. Просто не понимаем, что теперь делать. О масштабах трагедии мы даже не подозревали. Чуть позже через наш город к Москве пошли войска пехоты и кавалерии. Нам было даже любопытно, а не страшно. Ходили с мальчишками и глазели на армию и технику.

Настоящая подготовка к защите Родины началась в 1942 году. Борис Феофанов вспоминал, как райком комсомола устраивал различные кружки для спортивной подготовки. В аэроклубе девятиклассники прыгали с парашютом. В других секциях сдавали нормы ГТО и противохимической обороны, учились стрелять. Девочки осваивали первую медицинскую помощь.

Настали трудные времена. Отец ушел на фронт, пришлось девятикласснику искать работу, чтобы кормить семью. Тогда Борис Феофанов устроился спасателем на реку Клязьму.

- Вы, наверное, хорошо плавали?

-Да не очень, - смеясь, признавался Борис Алексеевич. – Только потом отзанимался на курсах ныряльщиков и стал профессиональным спасателем. А первое время сам не знаю, как работал. Зато выдавали зарплату и хлеб. Чувствовал себя настоящим рабочим.

В этом же году в школе, где Борис Алексеевич учился, расположился госпиталь. Учиться теперь приходилось в третью смену, то есть с 17 до 23 часов. Жизнь была сумасшедшая: работа, школа, секции, помощь по дому.

Все изменилось 28 декабря 1942 года. В этот день Бориса Феофанова отправили в Винницкое пехотное училище, затем в мае 1944 года – на передовую.

Ему только исполнилось 19 лет, когда в качестве командира взвода пехоты он попал на 3-ий Белорусский фронт. А 23 июня началась важнейшая военная операция, вошедшая в историю под названием «Багратион». Участвуя в ней, Борис Алексеевич прошел большую часть Белоруссии, Литву. О боях ветеран не любит рассказывать, вспоминает только, что часто везло. Все же два раза был ранен: первый раз в Литве, второй – в Пруссии, особой части Германии в те годы. Оба раза он провел в госпитале около месяца и вернулся обратно на передовую.

В марте 1945 года Бориса Феофанова назначили командиром взвода разведки. Под его командованием было 12 человек.

- Хорошо помню, как нас отправили ликвидировать группу немецких разведчиков западнее Кенигсберга, в то время – столицы Пруссии. Они расположились на побережье залива Фриш-Гаф. В этот же залив и попрыгали! Удирали на баржах, побросав всю технику! Чего там только не было! – разводит руками Борис Алексеевич, показывая, как много всего там осталось. – Советских солдат боялись.

В ночь на 2 мая, когда Борис Алексеевич находился в Кенигсберге, советским бойцам сообщили о взятии Берлина. Это было настолько долгожданным событием, что никто уже не мог сдерживать свою радость.

- Какое веселье началось! В воздух пускали ракеты и автоматные очереди, все вокруг кричали, обнимались, поздравляли друг друга. Это была искренняя, всеобщая радость.

- А 9 мая? Когда узнали о подписании Акта о безоговорочной капитуляции Германии, вы также радовались?

- Нет, с той ночью на 2 мая уже не сравнится. Конечно, тоже радовались, но у многих во взглядах было недоумение. Мы снова, как и в далеком 1941-м, не знали, что делать. Отправляться по домам? Это даже казалось невозможным, настолько мы привыкли к военному образу жизни.

Однако сразу вернуться домой Борису Алексеевичу не довелось. Еще какое-то время он оставался в Кенигсберге. Затем были города Августов, Полтава, Баку…

- Был тогда командиром Бакинского округа Масленников. Я пришел к нему и сказал, что хочу учиться. Он взглянул на меня и отрезал: нет, будешь служить.

Военному делу Борис Алексеевич отдал более 50 лет своей жизни, служил в разведке на границе СССР, Ирана и Турции, на Дальнем Востоке, в Свердловске и Чите. Окончил академию им. Фрунзе, спецшколу разведки и академию генштаба.

- Не жалеете, что так вышло? Ведь получается, это было не ваше решение.

- А чего теперь жалеть? Ничего уже не исправить. К тому же считаю свою жизнь достойной. Всегда трудился, да и сейчас на работе каждый день, с 9 утра.

- Что бы Вы хотели пожелать молодежи?

- Главное помните, что будущее за вами. Будьте достойны своих дедов и прадедов. Мир действительно очень хрупкий, и его надо беречь. Нам хочется видеть, что наш подвиг был не напрасен.


Светлая память о Борисе Алексеевиче навсегда сохранится в сердцах мытищинцев. Мы выражаем наши искренние соболезнования родным и близким и разделяем с ними глубокую скорбь.

Фото: Мария Бердюкова

Алабина Юлия Алексеевна