Яндекс.Погода

суббота, 13 августа

облачно с прояснениями+15 °C

Храм его сердца

05 июля 2022 г., 14:31

Просмотры: 664


Есть люди, встреча с которыми приносит столько нового и познавательного, что их увлечённостью заражаешься сам. Мытищинец Владимир Яковлевич Гуральник – человек особенный. Он, полковник в отставке, возрождает в миниатюре утраченные шедевры русского зодчества.

– Владимир Яковлевич, а с чего всё началось?

– В своё время служил на Дальнем Востоке в Приморском крае и там же поступил на заочное отделение исторического факультета Дальневосточного государственного университета. Будучи командиром части, помогал в работе профессору Алексею Павловичу Окладникову – великому человеку в области археологии. Тогда он занимался раскопками древнего скита под Уссурийском. Изучив сохранившиеся фрагменты, мы решили, что это был деревянный храм.

Не знаю, что меня сподвигло, но я решил додумать интересную постройку, ведь полной картины в голове не было. Посмотрел литературу о церквях того времени. А потом, опираясь на свою интуицию, воссоздал храм в миниатюре. Макет был выполнен довольно примитивно, из спичек. Однако получился хорошо, я оставил его тогда на кафедре истории в университете.

Позже стал подходить к делу не только с религиозной точки зрения, но и с исторической. Когда уволился из армии, стал заниматься деревянным зодчеством еще более научно и профессионально, накупил специальных инструментов. И вот по сей день увлекаюсь этим.

– С каким храмом связана самая интересная история?

– Они все очень интересные. О каждом храме могу рассказывать часами. Невозможно выделить какую-то историю особенно.

Определенно, творчество свело меня с интереснейшими людьми. Например, однажды в храме Христа Спасителя была выставка некоторых моих работ. И возле копии церкви Святой Троицы (она находится в Антарктиде) стоял человек. Я подошёл к нему и спросил: «Может, вам рассказать что-нибудь?». А он ответил: «Да я и сам вам могу рассказать». Оказалось, что он лётчик вертолёта, который перевозил этот храм на Антарктиду. Изначально сооружение было построено из особых пород деревьев в Сергиевом Посаде. Его обработали, чтобы не гнило, и потом разобрали и отправили на материк. Это единственный деревянный храм на Антарктиде. На самом деле православных церквей там очень мало, а людей много. Нужно и хоронить, и отпевать, а попасть в Россию не всегда получается. В этом храме даже свадьба была.

Очень интересен храм Преображения Господня с голубыми куполами. Он находится в Звёздном городке. Существует такая традиция – туда приезжают космонавты, и батюшка благословляет их на полёт. Когда копия храма была готова, я поехал и освятил его в оригинале.

– Какие материалы вы используете для создания миниатюр? Почему не делаете каменные храмы?

– Использую всё, что, как говорится, валяется у нас под ногами. Палочки от мороженого, палочки для суши. А мох растёт у нас на Яузе. Всё натуральное, ничего искусственного. Купола я раньше делал из пробок от шампанского. Но иногда они не соответствовали тому, что я хотел. Поэтому начал вырезать их из пенопласта. Потом  беру фантики от конфет и маленькими кусочками приклеиваю на заготовку. Выходит особенное сияние. От краски такого эффекта не добиться.

А каменные храмы не обладают, по-моему, такой энергетикой, как деревянные. Потому я их и не делаю.

– Вы создаёте работы по фотографиям?

– Я много ездил. Например, все сделанные мной подмосковные храмы  видел воочию, лично фотографировал их, изучал отдельные детали. Всегда перед тем, как начать делать копию, создаю план. Иногда поехать и увидеть своими глазами нет возможности. Не поеду же я в Антарктиду, правда? Поэтому порой приходится ориентироваться только на фотографии и историю храма.

– Есть ли аналоги ваших работ?

– На сегодняшний день в России аналогов нет. Почему? Очень многие занимаются подобным, но делают исключительно сувенирные модели и продают где-нибудь на Арбате. Для меня это неинтересно и избито. Я их делаю такими, какие они есть. Не зря же возле каждого моего храма стоит фотография для сравнения.

– Наверняка есть коллекционеры, которые хотели бы приобрести ваши работы. Почему вы не делаете миниатюры на продажу?

– Конечно, были желающие купить мои работы. Хотя я никогда их не продаю. Все они освящены, иногда даже именно в том храме, с которого я делал копию. Освященные миниатюры продавать для меня неприемлемо. Подарить – да, могу.

– Владимир Яковлевич, никогда не думали кого-то обучать?

– Меня часто спрашивают, почему я не беру учеников. Дело в том, что для моего дела нужна усидчивость. А дети хотят сделать быстро и получить результат. Моя внучка иногда проявляет желание помочь мне, но ей быстро надоедает. Помимо этого, для обработки материалов используются опасные инструменты. Циркулярные пилы, сверлильные станочки. Вдруг кто-то поранится.

– Созданием какой работы вы занимаетесь сейчас?

– Созданием миниатюры храма Святых Великомучеников и Исповедников российских в Святогорской лавре Донецкой области. Он, к сожалению, сгорел в результате боевых действий на Донбассе.

– Всегда ли есть настроение для хобби?

– Нет, не всегда. Но абсолютно точно, если настроение плохое, лучше творчеством не заниматься. Ничего не получится. Иногда мои храмы – это единственное, что осталось от памятников деревянного зодчества. Какие-то сгорели, какие-то сейчас уже отреставрированы и лишь напоминают оригиналы. Я хочу сохранить в своих работах историческую значимость уникальных храмов.

Беседовали Софья Абаджиди

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Похожие новости